Ода тебе
Ода хлебу
Ода Первой любви
Ода лечебному голоданию






 
Ода Первой любви


Предыдущий рассказСледующий рассказ


          Любовь...

          Вряд ли существует что-нибудь другое, что столь же глубоко заполняло бы человеческие мысли, сердца и души. О любви пишут книги, о ней поют песни, о ней снимают фильмы, ей посвящают симфонии, ее увековечивают на полотнах, о ней сочиняют анекдоты. От нее сходят с ума поэты... Человек рождается с любовью, любовь рождается с человеком, и ведет его по жизни, и умирает вместе с ним, - чтобы затем вновь возродиться в новом маленьком существе. Кто-то из известных сказал: если вдруг на Земле погибнут Люди, на ней все равно останется жить Любовь. Золотые слова! (Хотя, по правде говоря, трудно представить, как такое может быть.) Любовь - короткое слово, но сколько в нем разных, неповторяющихся, значений! Любовь к родине, любовь к искусству, любовь к спорту, любовь к животным, любовь к путешествиям, любовь к женщине, любовь к жене, любовь к чужой жене, любовь к зимней рыбалке, мужская любовь к другу, мужская любовь к другу с сексуальными извращениями, любовь к хлебу, любовь к свиному салу, любовь к деньгам, любовь за деньги, деньги за любовь... Когда-нибудь, наверное, ученые создадут специальную энциклопедию любви, и, думается, она займет не один том. Но это будет не скоро. И это будет чрезвычайно сложно - написать такую энциклопедию. Особенно ее начать. Действительно, какая любовь должна быть Первой? К Матери? К Богу? К Отечеству? А может, к Жизни или Свободе?.. Граждане ученые-е-е! Нате вам начало. Бесплатно!

          Любовь.

          "Интимное и глубокое чувство, устремленность на другую личность, человеческую общность или идею", - делится секретом энциклопедический словарь... Фиг с ней, с идеей. Коммунистические эксперименты на одной пятой части земной суши продемонстрировали, что чрезмерное увлечение идеями приводит лишь в лучшем случае к километровым очередям за хлебом, а в худшем - к стремительному сокращению численности участвующего в эксперименте населения. Говоря же о любви, хочется все-таки думать не о разрухе, а о чем-нибудь возвышенном, созидательном. Поэтому фиг с ней, с идеей. Впрочем, как ни странно, не возникни в свое время хорошая идея - не было бы и любви. Такой вот выходит парадокс. Именно одержимый идеей, Бог сотворил мир из хаоса и в нем - Адама. И воспылал к нему безмерной (воистину - божественной) любовью... Потом Бог разлюбил Адама - безмерная любовь не бывает долгой, а любая идея рано или поздно надоедает - и, воспользовавшись его слабостью к фруктам и граничащим со слабоумием любопытством, изгнал из Эдема, бросил на произвол судьбы. И Адам покинул рай. Покинул, чтобы жить в голоде и нужде, рутинным трудом завоевывая себе право на прожитый день; покинул, чтобы "плодиться и размножаться", как какая-нибудь корова; покинул, чтобы видеть, как по воле Бога умирают его дети и внуки; покинул, чтобы... продолжать любить Бога... Две любви нес в себе Адам. Первую, главную, - любовь к Богу, зажженную в человеке в самый первый миг его существования; любовь, подарившую ему веру в то, что жить еще стоит - хотя бы для искупления великого греха, - давшую ему силу и мужество бороться, и выжить, и покорить планету, и зачать на ней Человечество. И Вторую любовь нес Адам - зарожденную в нем глупо и случайно, зарожденную по незнанию, всего от одного только куска запретного плода, протянутого дьяволом, - любовь к Женщине. Она с самого начала была греховна, эта Вторая любовь. Она заставляла людей нарушать законы, предавать лучших друзей, жертвовать богатством, общественным положением и жизнью и даже - отрекаться от Бога. Несмотря на то, что это всегда влекло за собой жестокое наказание: Бог не жалел средств, чтобы сохранить монополию Первой любви... Пролетели тысячелетия. Человечество, заглянув внутрь атома, изменило свои представления о природе и передумало верить в Бога, но не передумало "плодиться и размножаться". Вторая любовь стала Первой.

          Любовь!

          Несомненно, любовь к противоположному полу - важнейшая человеческая потребность. Каждый человек осознанно или неосознанно стремится реализовать свою любовь, даже если ждать этого приходится всю жизнь. Это стремление - неотъемлемая часть человеческой сущности, заботливо предусмотренная природой с целью обеспечения размножения человека как вида (природа не ошиблась, делая ставку на грубый инстинкт, а не на сомнительную сознательность). И действительно, большинству все-таки удается найти жертву своей любви и продолжить род, благо, что на это отводится почти полвека... Поиск начинается с пеленок; по неопытности в число потенциальных жертв сначала включаются и мама, и папа, и ясельная воспитательница, и комнатная собака; но скоро инстинкт подсказывает, что все это не то, что все это "вхолостую", и маленький человек вдруг догадывается разделить пока еще единую, абстрактную, свою любовь на кусочки и рассортировать их по величине и назначению: матери - один, собаке - другой, еще кому-то - третий. Кусочек любви, доставшийся в наследство от Адама – крохотный и бесформенный - пока остается невостребованным. Впрочем, проходит не слишком много времени, и внезапно - первая удача: и пол подходящий, и год рождения что надо, и даже встречное чувство имеется! Единственная преграда - возраст. Потому что обычно это случается если не в детсадовском возрасте, то уж, в крайнем случае, в младших школьных классах... Правда, эта пробная любовь не бывает долгой; при самых горячих взаимных признаниях и при самой неукоснительной решимости "в будущем пожениться" даже недельная разлука, как правило, оказывается роковой - и место в сердце вновь становится вакантным... Жизнь идет, половозреющего для настоящих дел человека время от времени пучит в разные стороны своей любовью и постепенно он взрослеет; и его чувства, неоднократно на ком-нибудь испытанные, - тоже взрослеют. К совершеннолетию накапливается уже значительный опыт "несработавшей" любви, и этот опыт дальше служит главной путеводной звездой в выборе будущего спутника жизни... Кто же станет им - тем единственным избранником, с которым предстоит провести рядом столько лет, делить все свои беды и радости, взваливать на себя его неудачи, вместе решать свои семейные проблемы и вместе топать по переполненной сюрпризами жизни? Очевидно, он должен выбираться долго и тщательно. Им не должен быть кто попало...

          Любовь?

          Им становится кто попало! Классический вариант: круг поисков стремительно сужается сначала до пределов страны, затем до пределов города, до пределов вуза, до пределов учебной группы - и тут, из этих вот паршивых нескольких десятков кандидатов, беспечно выбирается тот "единственный и неповторимый во всем мире"! Большинство студентов женится именно так. И остальные женятся почти так же - на однокласснике, на сослуживце, на случайном знакомом с автобусной остановки. Казалось бы, это должно считаться неестественным. И осуждаться обществом: ведь такой "выбор без выбора" - первый толчок к возможному будущему распаду семьи. Но обществу все равно. Более того, общество поощряет такой "выбор". Даже на примитивном бытовом уровне: стоит выбрать будущего мужа или жену за пределами страны - и одно это уже, как минимум, привлечет нездоровое любопытство и удивленные пересуды соседей. Жениться же на человеке другой расы в большинстве стран - идеальный повод начать считаться чокнутым. А еще существуют религия, и национальные традиции, и навязанные воспитанием догмы. И, помимо прочего, финансовые и временные ограничения. Вряд ли у кого-нибудь возникнет мысль потратить на подготовку к такой чепухе, как женитьба, полжизни и все свое состояние в придачу. Напротив, нерушимым правилом считается совершенно не утруждать себя никаким поиском - в справедливом расчете, что "рыбка клюнет сама". Так, конечно, и случается: "клюет рыбка". Но это ли выбор?.. Он ли это – тот один из нескольких миллиардов - живое воплощение супружеского идеала? Может ли он хотя бы наполовину соответствовать тому сложному, многогранному образу спутника жизни, что сложился в душе? Он - именно "кто попало", и этот случайный "кто попало" вдруг приходит в чужую жизнь, - прется прямо как есть: с сколиозом, с гайморитом, с геморроем. И высасывает, поглощает святую любовь, не оставляя вместо нее ничего. И беспардонно топчет эту чужую жизнь своими немытыми ногами. Но приходится соглашаться, и терпеть, и верить, что он и есть светлое будущее и что другого будущего быть не может. Инстинкт Первой любви, слепой и торопливый, движет людьми, вынуждая их спешить и закрывать глаза на многое - на то, что, впрочем, видят все вокруг... Так, с закрытыми глазами, и делается самый главный в жизни шаг.

          ьвобюЛ

          Потом глаза открываются. Что, собственно, и знаменует о начале конца Первой любви... Если это случится слишком рано, придется начинать все сначала. Но не дай Бог произойти этому не слишком, но все равно рано: душевная травма часто оказывается столь глубокой, что навсегда отбивает желание заново попытаться выполнить великий завет природы, а "любовь" превращается в рядовое развлечение, нечто вроде просмотра телевизора... Для сохранения семьи важно, чтобы субъективно-идеализированный образ спутника жизни разрушился не раньше, чем когда пустота в душе, оставшаяся после ухода Первой любви, заполнится другой любовью - супружеской. Эта новая любовь, на первый взгляд сходная с той, что была до брака, имеет существенные отличительные черты: она менее импульсивна, она более рациональна и, самое главное, она несоизмеримо более стабильна. Если Первая любовь призывает к борьбе - за право единолично владеть объектом любви, - то супружеская любовь, наоборот, зовет к смирению - смирению со всей той бесконечной гадостью, которая неожиданно - рано или поздно - обнаруживается в спутнике жизни. Это ее главная цель - навязать смирение. Ведь именно оно является тем фундаментом, на котором стоит вся шаткая платформа взаимоотношений двух совершенно разных, еще не так давно чужих друг другу людей... В идеале такая смена чувств происходит плавно, постепенно, незаметно. Многие просто не забивают себе этим голову, полагая, что в их духовном мире ничего не изменилось. А порой антагонизм противоречий опрометчиво связавших себя узами брака людей бывает столь бескомпромиссным, что ни о какой супружеской любви не может быть и речи, однако семья тем не менее на распадается: в качестве связующего звена выступает родительская любовь к детям, или упрямая надежда, что случится чудо и все образуется, или даже просто страх потерять оставшиеся крохи мнимого благополучия, страх начать сначала... Как бы то ни было, спустя определенное время - новые чувства приходят на место Первой любви: новая ли любовь, страх ли или ненависть - это уже не важно. Важен факт: Первая любовь, сделав то, что она должна была сделать, умирает. Умирает, вытесненная другими, более важными в контексте новых стоящих перед человеком проблем, чувствами. Умирает, измученная семейными неурядицами, грязной посудой, обделанными пеленками, вечерними "вахтами" у кухонной плиты; и зарабатыванием, зарабатыванием средств на содержание бездонного, всепожирающего домашнего очага. Она отпадает как ненужный более атавизм. Слюнявые поцелуи, бессонные ночи, и вид голой задницы, и запах чужого пота - перестают казаться поэзией. Разве это поэзия - обыкновенная животная физиология?!

 
1995 г.      
Зри в корень! На главную
E-mail


Предыдущий рассказСледующий рассказ

Copyright © 2005. Дед Пихто. При использовании материала ссылка на этот сайт обязательна