Ода тебе
Ода хлебу
Ода Первой любви
Ода лечебному голоданию






 
Ода тебе


Следующий рассказ


          ...Мяч описывает высокую дугу - и вдруг опускается прямо к ногам; он подскакивает и хочет улететь прочь, но ты уже начеку, ты не зря столько времени бегал как оголтелый по полю, чтобы вот так просто дать ему убежать, ты ловишь его, он твой; ты слышишь, как к тебе бегут сразу все - и свои, и чужие, - но тебе некогда глядеть по сторонам; ты видишь только мяч и знаешь, что рядом, в трех метрах, ворота; ты на мгновение замираешь, замахиваешься ногой, и вратарь, видя зверское выражение твоего лица, выставляет вперед руки и закрывает глаза, и ты тоже закрываешь глаза и - лупишь по мячу со всей силы, так что сам не можешь удержаться на ногах, и падаешь на спину, и... просыпаешься.
          В памяти не осталось подробностей той игры - сколько их было, всех не припомнишь! Только вспоминается какой-то чокнутый старик со второго подъезда: он выходил и кричал на вас, заставляя уйти играть в другой двор. Он не выносил, когда, отдавая звонким эхом, на площадке стучал мяч. Он был слишком серьезный, этот старик. И чокнутый. Его было интересно дразнить. Он был смешной.
          Потом он умер.
          ...Однажды на улице тебе сказали: "Вы". Тебя и раньше звали на "Вы" - детсадовские друзья сына, школьные подруги дочери... Парню на улице было больше двадцати. Раньше ты знал, сколько тебе лет, - теперь ты понял это.
          Ты не заметил, как это случилось. Не так давно ты был своим среди этих студентов на остановке. Вдруг они оказались чужими. Теперь ты не можешь быть таким, как они, быть рядом с ними: ты уже прошел то, что они еще только проходят. Твой жизненный опыт делает тебя слишком мудрым и пренебрежительным, он переносит тебя в новое измерение. Вопреки твоей воле. Ты хочешь оглянуться назад, но там - пропасть. Твой поезд идет только вперед, без остановок, и с каждым днем он мчится все быстрей и быстрей. Ты не идиот и прекрасно понимаешь, что детство ушло. И тем не менее, ты не в силах отвязаться от мысли, что, несмотря на то, что ты давно не ребенок, ты все равно еще немножко ребенок. Иногда тебе очень хочется оглянуться назад...
          Поезд мчится, тебе остается лишь смотреть в окно.
          Ты стал не тем, кем думал, что станешь. Ты стал не таким, каким думал, что будешь. Ты стал чужим самому себе, но тебе кажется, что это тот, прошлый, стал чужим тебе. Твои прошлые мысли, прошлые волнения и прошлые мечты постепенно умирают в тебе, вытесняемые повседневной рутиной. Одни из них просто забываются, от других ты отрекаешься сам. С каждым днем их становится все меньше и меньше - трогательных и наивных кусочков детства.
          Недавно ты встретил "девчонку с третьей парты". Сколько нервов ты ей попортил в свое время! Она считала тебя своим врагом номер один, она не понимала, что ты просто не знаешь, как по-другому выразить свое первое, внезапно нахлынувшее, детское, и вместе с тем недетское, чувство.
          Ты встретил ее на улице и... потерял. Но ты же сразу знал, что теперь, спустя столько лет, она не могла не стать другой! Почему в глубине памяти ты бережно хранил ее как крохотную тринадцатилетнюю девчушку?
          Ты давно не был в своей школе? Ты знаешь, она оказалась гораздо меньшей, чем виделась в детстве. А школьный двор - и не двор вовсе, а примыкающий к школе пятачок, где вечерами жильцы соседних домов выгуливают собак... Но это не все. Зайди в кабинет химии. Зайди хотя бы в коридор. Там все не так. Там на стенах другие стенды. Там даже стены другие, потому что никого не заботит, что старые стены – это последнее, что связывало тебя с прошлым. Твое прошлое никому не нужно.
          И тебе самому оно тоже не нужно.
          Твои дети незаметно растут. Твоя мать постарела. Однажды ты вдруг увидел - как она постарела. Ты пытаешься вспомнить, какой она была раньше, - и не можешь. Все, что у тебя осталось, - старый семейный альбом. Только там ты находишь свою настоящую мать – молодую милую маму. Когда-то ты не мог представить ее старой. Теперь ты не помнишь, какой она была молодой.
          Скоро ты забудешь, какой она была старой.
          Некоторых твоих ровесников нет в живых. Ты знал их, ты помнишь их, помнишь даже их голоса, но это уже не нужно: их больше нет. Тебе это странно: ты еще не понял, что такое смерть. Ты еще не примерил ее на себе. И каждый из тех, мертвых, так и не понял, что такое смерть. Каждый из них думал, что жизнь будет долгой. Но как долгой - не знал.
          Ты тоже этого не знаешь.
          Ты еще не разочаровался в себе? Разве то, чего ты достиг, стоит стольких потраченных на это лет? Разве тебе еще кажется, что это не конец, что это лишь середина? Ты настолько уверен в себе, что ни разу не думал о том, что помочь тебе, вывести тебя из тупика, может только чудо?
          Ты еще веришь в чудеса?
          Поезд мчится на всех парах. Скоро, очень скоро, твои дети покинут дом и у них будет полным-полно своих забот, и даже ты сам не захочешь быть им обузой... Потом, если, может быть, появятся внуки, в твоей жизни на короткое время возникнет еще один, новый, смысл – до тех пор, пока они сами не научатся читать сказки. И твой дом снова станет пустым - теперь навсегда. И ты, и твоя жена останетесь одни - два бесполезных глупых старика.
          Действительно, это очень смешно.

 
1995 г.      
Зри в корень! На главную
E-mail


Следующий рассказ

Copyright © 2005. Дед Пихто. При использовании материала ссылка на этот сайт обязательна